Северо-запад Кубани - поиск с детектором

Боспорская нумизматика

билоновый статер Котиуса найденный летом 2007 года в Крымском р-оне Краснодарского края

ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ
Институт археологии АН СССР. Нумизматика и эпиграфика, том VIII. И.Т.Кругликова.
Монеты из раскопок Горгиппии 1960-66 годов.

Анапская экспедиция Института археологии АН СССР и Анапского краеведческого музея с 1960 г. ежегодно проводит раскопки древнего боспорского города Горгиппии1. На раскопе «Город» (во дворе горисполкома между современными улицами Набережной, Кубанской и Свободы) открыты часть улицы II—III вв. н. э. и примыкавшие к ней с севера и юга жилые дома, обнаружены гончарные мастерские II в. до н. э., I в. до н. э. — I в. н. э. и II—III вв. н. э. Наиболее ранний культурный слой здесь относился к V—IV вв. до н. э. На двух раскопах «Гостиница» (во дворе гостиницы «Анапа» близ Набережной улицы) 2 открыты кроме канала монументального водостока остатки нескольких построек первых веков нашей эры (барабан колонны, греческие статуи, надписи, рельефы). Раскопки позволили предположить наличие в этом районе общественного центра древней Горгиппии.

На раскопе «Кубанский» (примерно на 30 м южнее раскопа «Город») в 1962 г. расчищена часть жилого дома II—III вв. н. э., при постройке которого были прорезаны культурные слои с IV в. до н. э. по I в. н. эры. Раскоп «Астраханский» (на углу современных улиц Астраханской и Протапова) находился вне границ античного города, на территории его некрополя. Тут открыты могилы, относящиеся к периоду с III в. до н. э. по II в. н. э. На расположенном неподалеку раскопе «Улица Протапова» в 1965 г. открыт сброс терракот и культовых сосудов, вероятно, из святилища Деметры. На берегу моря (раскоп «Берег») открыты остатки постройки IV—III вв. до н. э. и рыбозасолочная цистерна I в. до н. э.— I в. н. э.
Материалы археологических раскопок и случайные находки, в том числе многочисленные эпиграфические памятники, свидетельствуют о том, что Горгиппия была значительным торгово-ремесленным центром и играла большую роль в экономической жизни Боспорского царства.

Это подтверждают и найденные при раскопках Горгиппии в 1960— 1966 гг. монеты. Большая часть их сохранилась очень плохо, несколько монет распалось при расчистке в лаборатории Института археологии. Оказалось возможным с большей или меньшей степенью точности определить 183 из 252 монет. Большая часть их хранится в Анапском краеведческом музее, только 16 — в музее Харьковского государственного университета. Лишь 8 монет относятся к XVIII в., в том числе 1 золотая, 6 серебряных турецких и 1 бронзовая крымского хана Шахчи-Гирея, имеется, кроме того, 1 русская медная монета XIX в. Основную же часть коллекции составляют монеты античного времени. За исключением серебряной пантикапейской драхмы первой половины II в. до н. э. (№ 126) и биллонового статера Савромата II 175 г. н. э. (№ 41), все античные монеты — медные.
Наиболее ранние монеты принадлежат пантикапейской чеканке второй половины IV в. до н. э. Лишь одна (№ 13), к сожалению очень плохо сохранившаяся, монета может быть предположительно отнесена к серии монет, чеканенных около 340—330 гг. до н. э. 7, 15 были чеканены или перечеканены около 330—315 гг. до н. э., из них 11 имели изображения головы сатира на лицевой стороне и протомы грифона — на оборотной. Из 13 монет, чеканенных около 315—300гг. до н. э., 11 представляли собой довольно крупные кружки с головой безбородого сатира в плющевом венке влево на лицевой стороне и с головой льва и осетром — на оборотной (Б., табл XX, 70, 71}; кроме того, одна из монет (№ 19) этого же типа имела надчеканку начала III в. до н. э.

Типы монет III в. до н. э. еще менее разнообразны. Все монеты пантикапейские, преобладают монеты 300—250 гг. до н. э. с изображением безбородого сатира влево на лицевой и лука со стрелой на оборотной сторонах (Б., табл. XX, 78—80 и 94—95), три из них имеют надчеканки в виде треножника (№ 68, 203, 204).
Из 14 монет II в. до н. э. — 6 маленьких фанагорийских с изображением головы бородатого сатира и лука со стрелой (Б., табл. XXIII, 10), выпуск которых начался еще с конца III в. до н. э., но осуществлялся главным образом в первой половине и в середине II в. до н. э. 8 Некоторые из этих монеток перечеканены, и на них отчетливо проступают следы старых штампов (№ 28, 225). Фанагорийские монеты составляют почти половину общего числа монет II в. до н. э., что подтверждает точку зрения Д. Б. Шелова об их преимущественном распространении в городах азиатского Боспора. Среди монет пантикапейской чеканки встречены драхма низкопробного серебра (.№ 126) с головой Аполлона и горитом (Б., табл. XXXI, 109; Ш., табл. VII, 87), выпущенная, по-видимому, около середины II в. до н. э. и довольно редко встречающаяся медная монета (№ 18) того же типа (Ш. табл. VIII, 94) п, возможно, тетрахалк. Имеется и мелкая медная монетка той же серии (№ 27). К концу II в. до н. э. относятся монеты с головой безбородого сатира и шапками Диоскуров (№ 20) и с головой бородатого сатира и рогом изобилия между двумя шапками Диоскуров (№ 113).

Боспорская чеканка I в. до н. э. представлена несколькими монетами. Среди них тетрахалк с изображениями головы Аполлона и треножника с тирсом (№ 22; 3., табл. ХLIII, 15—17), три монеты мелкого номинала с звездой и треножником на оборотной стороне (№ 23, 86, 129; 3., табл. ХLIII, 18}, которые А. Н. Зограф датирует первой четвертью I в. до н. э., а Д. Б. Шелов и К. В. Голенко относят к 90—80 гг. до н. э. 13 Один перечеканенный обол Асандра (№ 35) с мужской головой на лицевой стороне и с носом корабля—на оборотной отчетливо сохранил следы старых изображений и надчеканок звезды на обеих сторонах. Ко времени Асандра относится также пантикапейский тетрахалк (№ 78) с изображением головы Аполлона и пьющего Пегаса (В., табл. XXII, 149}, а к концу I в. до н. э.— единственная монета Кесарии (№ 143).
Кроме монет боспорской чеканки в Горгиппии, так же как и в других боспорских городах эпохи Митридата, имели обращение монеты городов Понтийского царства. В публикуемой коллекции имеются три синопские монеты с головой Зевса и орлом с монограммой (№ 34, 89, 217) 14, которые по хронологической таблице Ф. Имхоф-Блюмера следует датировать 80—70 гг. до н. э. и одна монета Амиса 105—90гг. до н. э. с эгидой на лицевой стороне и с Никой — на оборотной (№ 88; 3., табл. XVIII, 23).

Из боспорских царей I в. н. э. до Савромата I монетами представлены Аспург (№ 6), Митридат III (№ 107, 108, 114, 140) и Риску-порид II (.№ 125). Асе Аспурга—Рискупорида I имеет на лицевой стороне портрет римского императора Тиберия с круговой легендой, содержащей его имя и титул. Штамп оборотной стороны сильно смещен, и на кружке уцелели лишь портрет молодого царя в диадеме, знак ценности и небольшой кусок монограммы, содержавшей имя Рискупорида.
В коллекции представлены все три разновидности ассов, принадлежавших Митридату III (№ 107, 108, 114, 140). Обращает на себя внимание монета .№ 140, где богиня, изображенная на оборотной стороне, имеет своеобразный головной убор в виде поставленной наклонно башенной короны (рис. 1). При этом в противоположность всему изображению корона выполнена очень небрежно и производит впечатление нанесенной дополнительно уже на готовый штамп. Башенная корона вместо калафа на аналогичных женских изображениях кесарийских монет уже была отмечена. А. Н. Зограф установил совпадение изображений бюста богини на монетах Гиппепирии и одной из групп монет Кесарии, считая это доказательством возобновления при Митридате чеканки от имени города. Может быть, изображение на нашей монете подтверждает эту точку зрения: связь богини с городом подчеркивается дополнительным нанесением на старый штамп башенной короны — символа городского божества.

Лишь один сестерций (№ 125) относится к царствованию Рискупорида II. Чеканка сменившего его на боспорском престоле Савромата I представлена 13 сестерциями, но с сильно стертыми изображениями. Из монет Котия II в нашей коллекции имеются сестерции трех типов (Б., табл. XXIX, 175, 176, 178}, а все шесть сестерциев Римиталка принадлежат одному и тому же типу (Б., табл. XXIX, 188; 3., табл. ХЬУП, 18) и различаются только трактовкой портрета царя. В коллекции имеется один очень редкий сестерций Евпатора с головой царя и знаком МН в венке (№ 65), относящийся к первым годам его правления и другой, тоже редко встречающийся сестерций второй половины правления этого царя с головой царя и противопоставленной ей головой богини в калафе на лицевой стороне и знаком МН в венке—на оборотной (№ 189). Более многочисленны монеты Савромата II. Среди них есть биллоновый статер 175 г. н. э. Кроме нескольких плохо сохранившихся сестерциев (.№ 25, 26, 209), возможно относящихся еще к первому периоду царствования Савромата II, все остальные монеты выпущены уже после проведения денежной реформы. Среди них есть сестерции, драхмы с орлом на оборотной стороне (№ 33, 54, 72, 181), денарии с изображением сидящей богини (№ 57, 147, 198) и двойные денарии с всадником (№ 42, 190) или сидящей богиней (№ 63). Надчеканки в виде головы Септимия Севера сохранились только на монетах № 57, 63, 79, 193.

Монеты Рискупорида III представлены двумя типами денариев с сидящей богиней (.№ 60, 178, 199) и со всадником (№ 8, 87, 158, 196, 206) на оборотных сторонах; на одной из них всадник пронзает копьем врага (№ 8; Б., табл. XXXI, 277). Самая поздняя монета—денарий Котия III (№ 75). Он свидетельствует о наступившем упадке монетной чеканки и выделяется грубостью исполнения штампа. Портрет царя здесь сделан очень небрежно, имя вырезано криво, фигура всадника на реверсе необычайно массивна, знак ценности отсутствует.
В коллекции нет ни одной монеты, которую можно было бы уверенно датировать более поздним периодом (после 233 г. н. э.). Это дает основание предполагать, что Горгиппия пережила какие-то сильные потрясения, может быть, даже была разрушена уже во второй четверти III в. н. э.
таблица находок монет из ГоргиппииОбращает на себя внимание отсутствие ранних боспорских монет. Однако мы не можем связывать это с вопросом о времени основания города, как мы пытаемся связать отсутствие поздних нумизматических памятников с решением вопроса о времени его гибели. Если статеры и медные монеты III в. н. э. встречаются в других городах Боспора в большом количестве, то монеты V и IV вв. до н. э. везде очень редки. Исследователи объясняют это тем, что до второй половины IV в. до н. э. в обращении находились в основном серебряные монеты, а их теряли гораздо реже. Что касается Горгиппии, то основание ее должно относиться к значительно более раннему времени, чем вторая половина IV в. до н. э., так как среди находок в культурных слоях города неоднократно встречалась керамика начала IV, V, а иногда даже и VI в. до н. э., в том числе обломки пухлогорлых хиосских амфор и расписных сосудов.

Анализ монетных находок показывает, что в денежном обращении города преобладали монеты пантикапейской чеканки. В то же время роль фанагорийских монет, хотя они количественно значительно уступают пан-тикапейским, все же была больше, чем в городах европейского Боспора.
Число пантикапейских монет различных типов второй половины IV и первой половины III в. до н. э., найденных в Горгиппии, примерно соответствует соотношению находок таких же монет в других боспорских городах: Пантикапее, Мирмекии, Тиритаке, Фанагории, Гермонассе, Патрее и Кенах. Используя данные таблиц, составленных Д. Б. Шеловым для этих городов, можно сопоставить их с находками в Горгиппии.
Находки монет второй половины III и II в. до н. э. не дают такой ясной картины, но, возможно, это связано с особенностями слоев, и последующие раскопки добудут новые данные.
Беглый просмотр монет, хранящихся в фондах Анапского краеведческого музея, в том числе и найденных И. В. Поздеевой при раскопках некрополя Горгиппии с 1954 по 1956 г. и из ее же раскопа во дворе горисполкома в 1959 года, несколько дополняет наше представление о денежном обращении Горгиппии, но не вносит существенных поправок в общую картину, полученную при изучении монет из раскопок 1960—1966 годов.

При раскопках предшествующих лет также не было обнаружено монет ранее второй половины IV в. до н. э. Встречаются монеты IV в. до н. э. с головой сатира на лицевой стороне и головой быка, льва или с грифоном — на оборотной, монеты первой половины III в. до н. э. с головой сатира на лицевой и с луком, стрелой и надписью ГШМ — на оборотной сторонах. Встречено несколько фанагорийских монет. Найдены монеты II в. до н. э. (Б., табл XXI, 114} с горитом и надписью ПАN на обороте (инв. № 1255, 1914, 2074, 550, 542), широко распространенные в других городах Боспора, но в раскопках 1960—1966 гг. представленные лишь одним экземпляром.
Есть монеты Кесарии и Агриппии I в. до н. э. (инв. № 3347 и 1955). Особый интерес представляют монеты, не встречавшиеся в нашей коллекции. Среди них две монеты Левкона II третьей четверти III в. до н. э. (инв. .№ 2133 и 1917), три монеты Амиса, монеты с изображением пятиколонного храма (инв. .№ 1922 и 1209), монеты конца I в. до н. э.—начала I в. н. э. с гермой на обороте (инв. № 1248), редко встречающийся обол Пантикапея первой четверти I в. до н. э. (Б., табл. XXII, 179; 3., табл ХLIII, 18 инв. № 1912). Нельзя не упомянуть хранящиеся в фондах музея монеты IV в. н. э.: Рискупорида VI (инв. .№ 540—313 г. н. э. и .№ 545) и Фофорса (инв. № 1954), происхождение которых неизвестно. Не исключено, что они найдены на территории Анапы или в ее ближайших окрестностях. Однако монет середины и второй половины III в. н. э. на территории Анапы до настоящего времени не встречено.

контактная почта | ©2009 Sandro

Используются технологии uCoz